Саммит Россия-Индия: стратегическое партнерство еще на плаву?

После почти двухлетней подготовки 6 декабря 2021 г. в Нью-Дели состоялась встреча Владимира Путина и Нарендры Моди. Отсутствие личных контактов на уровне лидеров государств оказало критическое влияние на дальнейшее развитие двустороннего взаимодействия, поэтому визит президента России ожидался как никогда прежде. Только при личных встречах руководителей возможно получить новый импульс для развития двусторонних отношений и свести на нет имеющиеся недопонимания. Велики шансы, что оба лидера останутся у власти после 2024 г., поэтому все более вероятно, что в течение этого десятилетия отношения между Россией и Индией будут зависеть от решений руководителей государств и «личной» дипломатии. В этой связи саммит следует рассматривать не только как очередное ежегодное мероприятие, но и как событие стратегической важности.

Корректировка региональных интересов

Встреча этого года была необычной, поскольку включала диалог в новом формате «2+2» на уровне министров иностранных дел и обороны. Взаимодействие в таком формате позволило обменяться мнениями и опасениями по актуальным региональным вопросам, таким как Афганистан, Иран, Сирия и даже АТР/ИТР, и, по-видимому, способствовало поиску точек соприкосновения между странами в отношении Центральной Азии, Африки и Индийского океана.

Вне всяких сомнений, тема Китая и США, оставшаяся незамеченной и неупомянутой по итогам саммита, заняла значительную часть дискуссий, поскольку Москва и Нью-Дели рассматривают вопросы регионального и мирового масштаба через призму своих взаимоотношений с этими двумя великими державами. Россия и Индия обозначили свои опасения в отношении политики Китая и США в регионе. Министр обороны Индии Раджнатх Сингх назвал милитаризацию и наращивание китайских вооружений по соседству с Индией и ничем не спровоцированную агрессию на северной границе страны серьезной проблемой, а министр иностранных дел России Сергей Лавров поделился со своими индийскими коллегами обеспокоенностью по поводу Индо-Тихоокеанской стратегии США и создания оборонного альянса AUKUS.

Судя по заявлениям, сделанным по итогам переговоров, важное место в обсуждениях заняли региональные вопросы. В частности, новый виток афганского кризиса побудил Россию и Индию придерживаться схожей позиции. После серии консультаций с участием советников по национальной безопасности и представителей внешнеполитического ведомства, проведенных за последние три месяца, Москва и Нью-Дели пришли к общему видению афганской проблемы. Совместное заявление по итогам саммита свидетельствует о том, что обе стороны разделяют серьезные опасения по поводу безопасности и политической ситуации в Афганистане и более широких последствий кризиса для всего региона. Россия и Индия выступают за «создание подлинно инклюзивного и представительного правительства», а также против превращения Афганистана в убежище для глобального терроризма. Также Москва и Нью-Дели едины в подходах к разрешению сирийского кризиса и поддерживают скорейшее восстановление ядерной сделки с Ираном.

Оборона как опора и проблема

Помимо некоторого прогресса в сотрудничестве по ряду глобальных и региональных вопросов, были достигнуты и новые договоренности по другим направлениям. Любопытно, что довольно сдержанно были представлены достижения в сфере оборонного партнерства, которые, по сути, можно рассматривать в качестве фундамента взаимоотношений между Москвой и Нью-Дели. Помимо самой обсуждаемой поставки в Индию зенитно-ракетного комплекса С-400 официальные лица также объявили о новой программе военно-технического сотрудничества на 2021–2031 гг. и заключении контракта на совместное российско-индийское производство автоматов АК-203.

Как ни странно, но подписание Соглашения о взаимном обмене в сфере логистики (RELOS), которое обсуждалось с 2018 г., «было отложено на некоторое время», хотя в совместном заявлении по итогам саммита была отмечена его необходимость для вооруженных сил обеих стран.

Вероятно, информация о более тесном взаимодействии в области военно-технического сотрудничества носит закрытый характер. Имеется неподтвержденная информация о том, что ведутся переговоры о лицензионном производстве в Индии российских ПЗРК «Игла-С» и дополнительных 50 истребителей СУ-30МКИ. Некоторые из ранее подписанных соглашений были реализованы совсем недавно: фрегат проекта 11356 был спущен на воду на судостроительном заводе «Янтарь» в Калининграде в конце октября 2021 г. Кроме того, сейчас ведутся переговоры об аренде у России одной или даже двух АПЛ, которое рассматриваются ВМС Индии в качестве основы для поддержания своего «подводного» потенциала. Несмотря на видимое замедление динамики двустороннего военно-технического сотрудничества, сделки, находящиеся на стадии обсуждения, указывают на устойчивый стратегический характер отношений.

Вместе с тем по-прежнему необходимо учитывать действие Закона о противодействии противникам Америки посредством санкций (CAATSA), — и это даже несмотря на то, что российские официальные лица неоднократно отвергали этот нормативно-правовой акт, а Индия игнорировала его положения и продолжала закупки у российских компаний, включенных в черный список. Нью-Дели придется проводить осторожную политику при работе с российским оборонным сектором, поскольку Вашингтон, похоже, не готов вечно делать исключения из правил. Возможно, американские власти закроют глаза на сделку по С-400, но смогут ли они мириться с другими закупками российской высокотехнологичной оборонной продукции? Попытка объяснить Вашингтону, что оборудование российского производства используется против главного противника Индии — Китая — едва ли сможет служить оправданием в долгосрочной перспективе. Более того, если США полностью исключат возможные рестрикции в отношении Нью-Дели за импорт военной продукции из России, весь санкционный режим против Москвы будет безрезультатным.

Интересно посмотреть, как Индия будет поддерживать военное сотрудничество с Россией на фоне угрозы санкций. Очевидно, что CAATSA стал проблемой не только для России и Индии, но и для самих США, которым необходимо найти приемлемое решение, позволяющее с одной стороны, не оттолкнуть Нью-Дели, а с другой — действовать в рамках закона.

Как решить проблему Индо-Тихоокеанского региона

На сегодняшний день основным геополитическим расхождением России и Индии является разное видение Индо-Тихоокеанского региона — нового авангарда политической и экономической активности, с одной стороны, и региональной конкуренции — с другой. Похоже, что после неприятных разночтений, давших о себе знать в прошлом году, Москва и Нью-Дели изменили свои противоположные позиции по данному вопросу, что, однако, вовсе не означает, что они придерживаются единого мнения.

На пресс-конференции министр иностранных дел России Сергей Лавров говорил о «совпадении позиций с индийскими коллегами» и пообещал «всячески препятствовать тому, чтобы планы Индо-Тихоокеанской стратегии, AUKUS и прочие неоткрытые форматы (блоковые) пытались «подминать» под себя АСЕАН и асеаноцентричные структуры». Индия также всецело поддерживает центральное положение АСЕАН. То же самое делают Соединенные Штаты и другие страны, которые выступили со своими собственными видениями развития ситуации в ИТР. Тем не менее взгляд Нью-Дели в отношении AUKUS имеет очень много нюансов — Индия не одобряла и не критиковала это соглашение, продолжая анализировать, какие выгоды можно извлечь из складывающейся ситуации.

Вопрос названия региона — Азиатско-Тихоокеанский или Индо-Тихоокеанский — лишь верхушка айсберга. В основе разногласий между Россией и Индией лежит разное восприятие угроз, которое в конечном итоге препятствует усилению регионального взаимодействия. Не за горами и изменение оценок в отношении главных вызовов. Однако это не должно помешать России и Индии искать пути для взаимовыгодного сотрудничества в области транспорта, инфраструктуры и в рамках других экономических проектов.

И хотя противодействие американской стратегии в ИТР со стороны Москвы, скорее всего, сохранится на ближайшую перспективу, Россия имеет все шансы сузить круг разногласий с другими региональными игроками. Как показывает российский диалог со странами АСЕАН (в частности, с Вьетнамом), Москва готова «изучать перспективные сферы сотрудничества» в рамках Индо-Тихоокеанского видения АСЕАН (ASEAN Indo-Pacific Outlook). В Кремле должны хорошо понимать, что взгляды Индии не противоречат российским убеждениям и оставляют большое пространство для взаимодействия в самых разных областях. Если бы Россия сделала исключение и приняла Индо-Тихоокеанское видение Индии, она могла бы стать участником некоторых флагманских проектов Н. Моди. Например, возникла бы возможность поучаствовать в Индо-Тихоокеанской океанической инициативе, которая предусматривает взаимодействие в различных областях — от обеспечения морской безопасности до морской экологии, обеспечения мер по снижению риска стихийных бедствий и борьбы с ними. Именно от Москвы зависит, останется ли она в стороне от региональных тенденций или попытается использовать потенциал сотрудничества с дружественными странами, в том числе с Индией.

Новый статус России как диалогового партнера в Ассоциации стран бассейна Индийского океана (IORA) и ее растущее присутствие в регионе обеспечивают большее дипломатическое и военное взаимодействие с Индией. К сожалению, несмотря на регулярные совместные учения военно-морских сил двух стран, их взаимодействие остается недостаточным. В отличие от многих других региональных партнеров, Россия не имеет соглашения о коммерческих морских перевозках с Индией и не назначила офицера связи в Центре обмена информацией в Гуруграме. На данный момент очевидно, что можно сделать многое для того, чтобы сблизить видение региона в политическом и морском измерении.

Сохраняющиеся сложности

Самый проблемный пункт двусторонних отношений с довольно туманной перспективой — торгово-экономическое сотрудничество. Несмотря на неоднократно озвученное стремление к 2025 г. довести товарооборот двух стран до 30 млрд долларов, эта относительно скромная цель кажется недостижимой. Хотя Россия и Индия заложили основу для более тесного взаимодействия в этой сфере, учредив Стратегический экономический диалог и продвигая несколько бизнес-форумов, торгово-экономическая область по-прежнему проседает. Есть лишь небольшая надежда на потенциальное подписание соглашения о свободной торговле между Индией и Евразийским экономическим союзом, которое могло бы укрепить двусторонние экономические связи. Однако после нескольких лет исследований и консультаций переговоры по этому вопросу так и не начались.

Успехи отдельных российских технологических компаний, работающих в Индии, пока не стали распространенной практикой. Бизнес-элиты двух стран остаются разобщенными и в первую очередь ищут возможности в других областях. Единственное исключение — энергетическое сотрудничество. В данной сфере индийские и российские компании продолжают наращивать инвестиции.

Сам факт, что президент России В. Путин в своем вступительном слове назвал «зеленую» повестку очень важной для обеих стран, стал довольно неожиданным. До сих пор две страны подробно не обсуждали этот вопрос. Кроме того, ни экологические проблемы, ни изменение климата не были упомянуты в документах, опубликованных по итогам саммита. Это говорит о том, что эта тема остается не тронутой в рамках двустороннего взаимодействия. Учитывая растущее значение климатических изменений и энергетического перехода на глобальном уровне, у России и Индии есть возможность выработать подходы для обмена передовым опытом по соблюдению экологических стандартов.

Растет внимание и к межрегиональному сотрудничеству. После Восточного экономического форума 2019 г. индийские компании усилили интерес к проектам на Дальнем Востоке, уделяя особое внимание логистике, ресурсам, алмазообрабатывающей промышленности и туризму. Приверженность Индии сотрудничеству в этом регионе подтверждается предоставлением кредитов в размере 1 млрд долларов на проекты в области развития, хотя практическая реализация программы пока не была достигнута.

Видны попытки вдохнуть новую жизнь в экономическое сотрудничество. Железнодорожные проекты, инициативы по производству стали, в области сельского хозяйства, нефтехимической промышленности, банковского дела, страхования и здравоохранения находятся на стадии изучения или реализации. К перспективным областям взаимодействия относятся сферы внутренних водных путей и гражданского судостроения. Поправка к Соглашению о торговом судоходстве от 1994 г. позволяет признавать удостоверения личности моряков России и Индии и готовить их для совместных полярных экспедиций и судоходства в Арктике.

Однако до тех пор, пока диалог в сфере экономики определяется государственным сектором и почти лишен частных инициатив, взаимодействие будет развиваться очень медленными темпами и может оставаться ограниченным по своим масштабам.

***

Саммит лидеров двух стран показал, что списывать со счетов стратегическое партнерство России и Индии еще рано. Невзирая на все геополитические изменения, оно сохраняет свою жизнеспособность. Однако для достижения какого-либо долгосрочного эффекта обе страны должны стремиться сгладить свои геополитические разногласия и найти новые движущие силы развития двустороннего взаимодействия.

Можно утверждать, что России и Индии следует четко проанализировать текущее состояние двусторонних отношений, сделав акцент на интенсификации диалога в новых секторах. Стратегическое планирование на грядущее десятилетие должно включать в себя не только сотрудничество в сфере обороны, но и другие потенциальные направления развития, которые могут стать основой партнерства в будущем.


Статья впервые опубликована на сайте Российского совета по международным делам 13 декабря 2021 года и является переводом на русский язык оригинального текста «Russia-India Summit: Is Strategic Partnership Still Afloat?«

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *